«Ынтымак» — киргизская диаспора в Татарстане

«Ынтымак» — национально-культурная автономия киргизов Республики Татарстан — уважаемая организация.

Диаспора, которая занимает достойное место среди прочих тридцати пяти общин, входящих в АНКО (Ассоциацию национально-культурных объединений) Татарстана. Но еще десять лет назад все было совершенно иначе.

Как рождалась автономия

 Председатель этой автономии Бейшенбек Муканбетов рассказывает: «Все началось с того, что, будучи абсолютно бесправными, мы не могли даже переправить на родину прах своего убитого здесь друга». Горе семьи и друзей никак не откликалось в душах местных чиновников, с подозрением относящихся к «понаехавшим». В этот безрадостный час и созрело решение придать свой национальной общности юридический статус.

Как известно, в России бумаги творят чудеса. Так, из «да кто вы такие» представители Киргизстана превратились в национальное меньшинство и культурную организацию. Сейчас общине уже больше десяти лет и она ведет активную деятельность по социальной и юридической адаптации иммигрантов. Говоря простыми словами, это грамотные люди, разобравшиеся в хитросплетениях местного законодательства, изучившие рынок труда, систему неформальных отношений с администрацией, желающие помочь своим бывшим соотечественникам, решающимся на трудный шаг переезда.

Перед поездкой жители Киргизии звонят в местную общину и получают ценные рекомендации. В основном вопросы связаны с пакетом документов, необходимых для легализации в Татарстане. Члены диаспоры отвечают, что конкретно нужно для получения гражданства, временного проживания, получения вида на жительство или устройства на работу.

Причины отъезда

Почему люди бегут из Киргизии? По какой причине уезжают из чудесной страны с фантастическими горными пейзажами, чарующим Иссык-Кулем и чистейшим воздухом? Ведь это настоящее место силы с огромным энергетическим зарядом.

К сожалению, ни для кого не секрет, что даже самые лучшие рекреационные ресурсы не могут компенсировать большие проблемы в экономике, социальном и политическом устройстве страны. За мирной отарой овец и хрустальной рекой не спрячешь гигантское расслоение в обществе, не скроешь безработицу, административные махинации в сельском хозяйстве, затухающее производство, неразвитую инфраструктуру, общественное беспокойство и беспорядки. С молчаливого согласия родителей молодежь оказывается «на панели» или в прочных сетях наркоторговли. О последнем явлении можно уже издавать целые тома «дорожных баек». В поездах, идущих в Бишкек из России, оторвано, прогнуто и изломано все, за чем можно хоть что-нибудь спрятать. Службы досмотра проверяют содержимое банок с вареньем, внутренности грецких орехов и так далее. За вокзальным юмором стоит жестокая правда жизни. Все это причины, а следствия – пустая недвижимость, продающаяся повсеместно в Киргизии по смешным для туристов-россиян ценам.

Одни мечтают отказаться от жизни в такой обстановке насовсем. Другие стремятся хоть как-то подзаработать денег, чтобы прокормить свои немаленькие семьи. Едут в разные города: Москву, Екатеринбург, Казань… По признаниям мигрантов, в исконно русских городах на приезжих оказывается очень активное давление, которое проявляется в повседневной нетерпимости, агрессии и насилии. По сравнению, например, с Казанью оно на порядок сильнее.

Жизнь в Татарстане

Общие тюркские корни делают мигрантов в Татарстане внешне почти «своими». Антропометрические данные во многом совпадают. Их специфический русский аналогичен тому языку, на котором говорят татары, приезжающие из села. Само по себе население республики пережило уже несколько внутренних всплесков национализма и устало от подобного неравновесного состояния. Видимо поэтому, общество в целом относится к приезжим достаточно толерантно.

Сейчас, по официальным данным, киргизов в Казани около 3.500 человек. Это немного, татар в Киргизии более 47.000. Конечно, существует большой «пласт» мигрантов нелегальных. Несмотря на введение «упрощенной системы регистрации», все равно остаются те, кто действует вне закона и конституции и не имеет достойного статуса. Представители диаспоры утверждают, что они способствуют процветанию так называемого «черного нала». Существуют очень сильные структуры, которым выгодно такое положение вещей. И именно эти структуры никогда не допустят полной легализации мигрантов. Приезжие с удовольствием поделились впечатлениями и целым списком статей неофициальных расходов, но об этом речь пойдет чуть позже. В целом, проблем у мигрантов столько же, сколько и в других регионах России. Каждый едет сюда со своей историей, своими чаяниями и надеждами.

Разные стратегии

Чтобы изменить положение вещей в своей жизни, люди вырабатывают собственные стратегии интеграции в новую среду. Так, мне встретилась семья, которая делегировала бабушку — русскую даму пенсионного возраста для того, чтобы именно она подготовила все необходимое для их переезда. Перед пожилой женщиной ставилась глобальная задача: выехать, получить гражданство, оформить пенсию и вызывать оставшихся родственников. Естественно, все расходы по ее содержанию в это время ее дети брали на себя. В беседе женщина искренне сетовала на огромное количество сил и энергии, которых требует эта ситуация, но с другой стороны, была воодушевлена благоприятными перспективами. У нее самой увеличивались государственные выплаты, ее дети смогут найти здесь достойное применение своим профессиональным навыкам, а внуки будут расти в более благоприятном социально-политическом климате.

Корпоративные перемещения такого рода представляются наиболее безопасными и благоприятными. Увеличение расходов при переезде целой семьи оправдывается поддержкой, психологическим комфортом и некоторой внутрисемейной защищенностью. Одиночки, переехавшие в поисках заработка, довольно часто оказываются в кризисном положении. Примером может стать история молодого человека, устроившегося работать водителем автобуса. Объявление, которое обнадежило и заставило его принять решение о переезде, сулило достойные условия работы и проживания. На деле все оказалось совершенно иначе. После приезда в Казань единственный кормилец в семье, отец троих детей был вынужден отрабатывать сверхурочные часы за низкую заработную плату. Его паспорт, как и документы у многих других представителей национальных меньшинств, был изъят и не возвращался на протяжении более полугода. Обращаться в официальные правоохранительные органы в таком положении было бессмысленно. Все, что он мог — просить помощи у общины. Материальная поддержка семьи заключалась в скудных ста долларах, которые он высылал раз в два месяца. Когда, наконец, проблема разрешилась, герой этой истории был расстроен и обескуражен. Он не только не заработал денег, но и потерял целый год, который мог провести с семьей, работая в привычных для него условиях.

К счастью, существуют и положительные примеры. Руководитель одного частного предприятия в сфере торговли поделился совсем другой историей. Он – человек с высшим образованием, деловой хваткой и здоровыми амбициями. Здоров, полон сил, ему всего сорок лет. Рассказывал, что честно работать в Киргизии, даже в муниципальных учреждениях не целесообразно. Нереально достойно содержать семью на официальные доходы. Он иммигрировал и работал в нескольких крупных российских мегаполисах, организовав посредническую фирму по продаже одежды, которая шьется в Киргизии. Сейчас он живет в Татарстане. У него есть свой светлый офис, информационное обеспечение, склады. Его жена – менеджер под его началом. У него в кабинете постоянно люди – все те, кто хочет решать свои проблемы не в «доме дружбы народов РТ», а просит совета здесь, на рабочем месте, ставшем неофициальным местом сбора диаспоры. Разговаривая с ним, я чувствовала настоящую силу, пробивную мужскую энергию человека, преодолевшего все препятствия на своем пути.

Сфера труда

В какой сфере работают мигранты? Конечно, в сфере торговли. Выходцы из Киргизии утверждают, что продвигают, таким образом, свою легкую промышленность. Они предлагают здесь одежду, произведенную у себя на родине. В отличие от остальных государств, представляющих на нашем рынке плодоовощные культуры или занимающихся перепродажей китайского ширпотреба, киргизы ратуют за родное производство. Говорят, что швейная отрасль развивается, включает в себя объединенные фабрики и мини-цеха. А в России есть сбыт для экспортируемого товара. В Казани есть два основных рынка, где работают представители Киргизии. Однако с введением «нового трудового законодательства» приезжие перестали заниматься непосредственно торговлей. Они устраиваются экспедиторами или торговыми агентами, образуют частные предприятия, нанимая других людей. Многие «не тянут», не выдерживают «поборов», грубых нарушений закона, административных штрафов.

Именно в этой сфере проявляется нетерпимость и национализм. «Понаехали тут, отнимают рабочие места, своим негде трудоустроиться» — то, что приходится слышать мигрантам, наверное, в любой точке мира. В действительности, приезжие занимают в основном ту нишу, в которой не торопятся работать «свои».

Еще один член общины – руководитель охранного предприятия – каждый день помогает решать проблемы своим соотечественникам. Он демонстрирует мне хитрую бухгалтерию, где основными расходами являются «незапланированные издержки». Перечислены неофициальные отчисления службам: МВД, ППС, СЭС, Ветеринарной, администрации рынка, криминальным структурам. Взятые все вместе отчисления составляют от трех до пяти тысяч рублей ежемесячно с человека. В дополнение к этому каждый должен оплачивать свое проживание, еду, содержание жены и детей и так далее. Для пущей наглядности была подсчитана сумма ежемесячных отчислений в размере пятисот рублей недобросовестным участковым милиционерам со всех представителей диаспоры. Получается огромная сумма. А если приплюсовать еще туркменов или таджиков? Все это широкий денежный поток. Эти «условные единицы» заинтересованные структуры никогда не променяют на условные «кирпичи» — те элементы общественной жизни, из которых должно быть выстроено демократическое государство. Так вот если продолжать разговор о «занятых» рабочих местах, то «свои», то есть местные, не стремятся работать на рынках. Не встают в очередь, чтобы просыпаться в 4 утра и организовывать продажу своего товара с 8 до 19 часов. Чтобы не переплачивать за жилье, многие селятся группами по нескольку человек. Отсюда испуганный и нелепый вопрос далеких от мигрантских дел соотечественников: «А они чистоплотные?»

Естественно, приезжим не предоставляются социальные пакеты, они не попадают под ипотечные программы, их детей не берут в сады из-за вечной нехватки мест «для местных», а школьники после выпускных должны ехать домой для получения аттестата о среднем образовании. В свою очередь киргизы качают головами и иронично удивляются: «Отчего все так? Вроде работаем много, налоги платим». Такова система. Она знает все о мигрантах, а мигранты все знают о ней.

«Ынтымак» всегда старается помочь и разрешить те проблемы, которые не решить в одиночку. Члены Автономии налаживают связь с организациями, оказывающими гуманитарную помощь. Сами шефствуют над детским домом, где живут дети, попавшие в Россию из государств — бывших республик СССР. Несколько раз в год везут подарки, одежду, сладкое. Однако никогда не собирают деньги для детей. Естественно, и на этой почве у них возник разлад с местной администрацией – теми, в чьи обязанности входит сбор благотворительных денежных средств для распределения между интернатами. Собственные инициативы киргизов не вызвали у властей ни умиления ни восторга, а только традиционное: «Да кто вы здесь такие, чтобы устанавливать свои порядки?».

К счастью, объединяется диаспора не только в беде, но и в радости, в том числе – на национальном сабантуе, когда на центральной площади Казани они демонстрируют все богатство собственной культуры. Презентуют особенности национального жилища, кухни, музыки и состязаний. Именно в такие дни обыватель знакомится не с мигрантом, приезжим, чужим или другим, а с удивительным и прекрасным народом, живущим рядом с нами и готовым открыть свою душу, чтобы быть сильнее в сотрудничестве.

 

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch