Кыргызстанец, которого не любили все соседи, спас их от жестоких морозов

(20 марта 2020) Эта история произошла в 90-е годы, когда мне было от силы лет шесть. Я родился и вырос в Токмоке.

Мой отец занимал серьезный пост в одной правительственной структуре, но взяток не брал, — да, бывают и такие люди. Мы жили, как все соседи на нашей улице — та же еда за столом, та же мебель в доме, те же вещи в гардеробе. У нас даже машины никогда не было.

Отец был и остается человеком серьезным, немногословным и замкнутым. В свое время у него случился серьезный конфликт с соседями, и они с той поры не разговаривают. Он до сих пор не здоровается со многими, смотрит на них холодно и зло, а они отвечают ему максимальной взаимностью. Отца соседи не любили и не любят — к этому я давно привык. Из-за чего они поругались, до сих пор не знаю — папа не любит откровенничать, а я не лезу ему в душу.

Итак, к истории. Конец января, морозы страшные. Помню, я шел по улице и чувствовал, как при вдохе словно все замерзает в носу. В доме работало трехфазное отопление, но приходилось постоянно поддерживать огонь в печи, чтобы по трубам бежала горячая вода.

В тот вечер дома я услышал громкий хлопок, после чего выключился телевизор и мигом погас свет во всех комнатах. Не сговариваясь, мы с мамой и сестренкой выбежали на улицу. Из остальных домов тоже высыпали всполошенные жители. Оказалось, взорвался трансформатор — тот, что питал электричеством всю улицу, одну из самых длинных в Токмоке.

Взрослые рядом со мной хмурились, о чем-то переговаривались, кое-кто из женщин начал паниковать в духе: «О, Аллах, все пропало». А я держал маму за руку и залипал на снежинки, которые особенно красиво падали с неба, потому что на их фоне ярко пылал огромный железный ящик. Это я очень хорошо помню.

Последовали дни и ночи без света, телевизора, других электроприборов. Из-за того что дом освещался керосиновыми лампами, холод ощущался в два раза сильнее. Разумеется, дело было в том, что не работала трехфазка.

Людям, оставшимся без света, местный энергосбыт заявил, что денег на новый трансформатор нет. Ждите, мол, а сколько — мы и сами не знаем.

У отца тогда была возможность забрать нас в Бишкек сразу на несколько месяцев — дядя со всей семьей уезжал в Алматы, чтобы решить дела с бизнесом. Они по полгода жили то здесь, то в Казахстане, а дом пустовал. Но почему-то отец решил остаться здесь. Он продолжал каждый день ездить на работу в Бишкек, ужинать с семьей при свете «керосинки» и топить печь.

Спустя неделю на нашу улицу на машинах энергосбыта привезли новый трансформатор. У грузовиков копошились электрики, которые о чем-то говорили с моим отцом и работником прокуратуры. Оказывается, папа подключил связи в органах, а люди в синих мундирах выяснили, что представители электрической компании хотели заработать на этой аварии, потому и медлили с заменой трансформатора.

К слову, никто из соседей отца за этот поступок не поблагодарил. Таким вот образом замкнутый чиновник подарил свет целой улице жителей, которые его не любили.

Мама всегда говорит, что на свете больше добрых людей, чем плохих. Отец любит повторять, что никому в этом мире веры нет. А персонаж одного классного фильма сказал, что не бывает абсолютно злых или добрых людей, и я с ним совершенно согласен. Творите добрые дела!

Присылайте добрые истории, которые случались с вами в TelegramWhatsApp или на электронную почту news@sputnik.kg.

Этот рассказ в редакцию Sputnik Кыргызстан прислал читатель Айбек Мурадилов. Повествование ведется от первого лица.

ru.sputnik.kg

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch